Заказать звонок

Имя*

Телефон*

E-mail*

Комментарий*

Заказать
Закрыть

 

Купить тур по акции:
 

Имя*

Телефон*

E-mail*

Комментарий*

Купить
Закрыть

 

 

заказать звонок

+7 (917) 155 59 63

Мы приносим людям счастье!

Пользователь:
Пароль:
Забыли пароль? | Регистрация на сайте
Личный кабинет

Андаманские цыгане. Часть третья.

13 February 2015 г.

                      Андаманске пираты

 

Алкоголь это отдельная тема.

   Сказать, что мы не пили в этой экспедиции нельзя, но в прошлом году мы выпили значительно больше. Тогда и спирта было взято с собой почти двадцать литров и на островах мы были всего две недели. А нынче Дед сказал, берем десять литров, на месте рома докупим.

  Я честно сказать был этому только рад, так как пить теплый, плохо разбавленный спирт на жаре – еще то удовольствие. У меня после употребления сохло в горле, и я не мог нырять.

 

 

                           Тринадцать человек на сундук мертвеца,

                           ЙЁ-ХО-ХО и бутылка рому….

 

 

 Поэтому я выклянчил себе право пить ром, который в прошлом году был закуплен только для женщин.

 

  Затариваясь в супермаркете Теско в Банкоге,  мы промахнулись с расчетами потребления алкоголя на душу населения, и нам пришлось несколько раз докупать ром в местных магазинчиках на побережье, где он стоил значительно дороже. Причем местные продавцы даже не торговались и скидку не давали.

 

   Наверное, ром все-таки вкуснее спирта, особенно, в белых коробках с золотой птичкой на этикетке, а может погода была попрохладней и дождей было больше в этом году.

 

 И вообще ром под сашими из только что добытой рыбы – это сплошное объедение!

 

 

Саши́ми[1] (яп. 刺身 сасими?, 'saɕimi) — блюдо национальной японской кухни. Сашими приготавливают из филе разнообразных сортов рыб, других морепродуктов и даже мяса, порезанного на небольшие кусочки. Продукты используются только в сыром виде. Подается вместе с соевым соусом, японским хреном васаби, тонко нарезанным редисом дайкон и листами сисо

 

 

 

  Мы растягивали, как могли. Все бухло хранилось на нашем катамаране под строгим оком Вадика (потому и сохранилось!) и выдавалось ровно по пять бутылок рома на вечер.

 

  Кто не пьет, тот все имеет – любимая присказка Вадима

 Задача была дотянуть до 23 февраля.

 Так или иначе, но настал тот день, когда алкоголь закончился совсем.

Мы рассчитывали, что, прибыв на Симиланы, сможем прикупить волшебного напитка, но не тут-то было!

  В заповеднике можно купить только пиво за бешенные деньги 80 бат за баночку 0,33 литра строго после 19.00 вечера, а ром не продается в принципе.

Ужас!!!

И наступила ВЕЛИКАЯ СУШЬ!!!

Уровень алкоголя в крови упал до несовместимого с жизнью!

На трезвых мужиков было жалко смотреть.

Надо было что-то делать…

 

Наблюдая с берега проплывающие мимо нас дайв-боты, набитые туристами, мы сообразили, что для утоления жажды отдыхающих экипаж наверняка держит в трюмах холодненькое пивко.

 

 

Решено было идти на абордаж и захватить судно.

 

Готовясь к операции мы (экипаж Шустрика) разучили фразу на английском:

КЭП, ПЛИЗ БИРА ФОР МАЙ КЭП – капитан, пожалуйста, пива для моего капитана.

 Увидев драйв бот, вставший на якорь для погружений возле нашего пляжа, мы лихо подлетели к нему и что, есть силы, заорали эту мантру.

Надо было видеть выпученные глаза сытых туристов, когда к их белоснежному кораблю швартовалось нечто из бамбуковых жердей, связанных обрывками желтой веревки. Вероятно, они думали, что их захватывают сомалийские пираты.

  На наши истошные вопли выглянул из рубки капитан и сказал: ИЕС, КЭП ФОР КЭП – УАН БОТАЛ, ТУ БОТАЛ??  Да, капитан для капитана – одну, две бутылки??

Мы орали: НОУ!! – ТУ ПАК БИРА! Нет – две коробки!!! (в каждой 24 банки пива)

Кэп выпучивал глаза: ТУ ПАК БИРА ФОР ФАЙФ ПИПЛ?? Две коробки пива на пять человек?

Мы: ЙЕС, КЭП! – Да, капитан!

Кэп: ВЕР А Ю ФРОМ? – Откуда вы?

Мы гордо: РАША! – Россия!!

Кэп: РУССИЯ (так тайцы произносят Россия)

Мы: ЙЕС! – Да

Кэп: ЗИЗ ШИП ГОУ ТУ РУССИЯ?- Это судно приплыло из России?

Мы: ЙЕС! – Да

Кэп понимающе: КРЕЙЗИ! – Сумасшедшие!

 И лично спустившись в трюм за пивом, вынес две упаковки мгновенно запотевшего «Чанга» – местного пива. Взял всего по 1000 бат за упаковку (24 банки), где-то по 40 бат за банку, что по местным меркам просто даром!!!

 

Спасибо тебе, капитан!

 

  Вам не понять счастье человека, измученного теплым нарзаном, прижать к обгорелому лицу банку запотевшего пива.

Радости нашей не было предела, мы тут же вскрыли по банке каждый и под щелканье фотоаппаратов и крики японцев отчалили от дайв бота, но шоу только начиналось.

 

   Мы догнали наш второй катамаран Бегемот, на котором умирающая от жажды команда видела, как мы приставали к дайв боту. Я договорился с ребятами, что сейчас будет рекламный ролик по продаже пива, сюжет такой: Наш катамаран проплывает в двух метрах от Бегемота, а мы дружно попиваем запотевшее пиво, не обращая никакого внимания на их крики. ЭТО НАДО БЫЛО ВИДЕТЬ!! ЭТО НАДО БЫЛО СЛЫШАТЬ!!!

 

 Дед чуть не захлебнулся слюной, Шуран пытался перепрыгнуть на наш катамаран, но Вадим предусмотрительно держал дистанцию. Как они орали, чтобы мы дали им хоть банку!!!

 

Мы с блаженными лицами сделали круг почета вокруг Бегемота, и тут я добил их, как кит пустив изо рта струю пива вверх!!

 

http://www.youtube.com/watch?v=VgP0oK2UZ5k&feature=player_detailpage

 

Рекламный ролик удался!

Надо будет продать идею ролика, какой ни будь пивоваренной компании.

                Песня

Плиз бира фор май кэп

 (Пожалуйста пива для моего капитана)

 

Законы мироздания просты

Понять их может каждый человек

Ведь жажда управляет этим миром и                 тобой,

Поэтому: «Плиз бира фор май кэп!»

 

Палящий зной нам выплавил мозги

Сейчас бы полежать на ледничке

Ведь жажда управляет этим миром и                 тобой,

Поэтому: «Плиз бира фор май кэп!»

 

Бриллианты, изумруды – ерунда!

Ты все отдашь за баночку в руке

Ведь жажда управляет этим миром и                 тобой,

Поэтому: «Плиз бира фор май кэп!»

 

Витюня взяв дайв-бот на абордаж

Заговорил на ихнем языке

Ведь жажда управляет этим миром и                 тобой,

Поэтому: «Плиз бира фор май кэп!»

 

Нам Андаманы стали дом родной

Но стало ясно только вдалеке

Что жажда управляет этим миром и                 тобой,

Поэтому: «Плиз бира фор май кэп!»

 

 

        98) Собаки Павлова

 

“СОБАКИ ПАВЛОВА”

 

Когда мы, соскучившись по нормальной тайской пище, или из-за рейнджеров, прерывавших нашу бичевую-кочевую жизнь, возвращались в цивилизацию, то есть приезжали в кэмпинг,  там всегда была еда за деньги, ночевка за деньги, но душ и туалет – бесплатно.

Переночевав день-два и вкусив всех благ цивилизации, мы неизменно возвращались к жизни робинзонов.

  Кэмпинг представлял из себя ряд строений, вроде летней кухни под крышей  без стен, в котором размещались столовая (пельмешка, едальня, жральня- на нашем лексиконе) и бар со скудным набором из чипсов и газировки за бешеные деньги.

  Пиво в баре продавалось после 19:00 вечера по 80 бат за 0.33л банку.

В жральне кормили вкуснейшими морепродуктами и салатами за вполне приемлемые деньги -120 бат за порцию.

 

  Нам с Ленкой особенно понравилась рисовая лапша, жаренная с орехами кешью и морепродуктами. Заказывая, мы говорили: «Плиз фаер нудлз виз кешью, виз сифуд, ноу спайси» (то есть без перца)

Вкусно -  ум отъешь, пальчики оближешь!

  Еще понравились блинчики с повидлом или сиропом.

В кемпинге можно было снять палатку на 2-3 человека за 400 бат в сутки, но в ней было очень душно. Я повесил между деревьями гамак и был счастлив.

 

 

 Когда темнело, включали генератор - зажигалось освещение, и можно было зарядить изрядно подсевший фотоаппарат, сотик, навигатор и компы.

 По вечерам никакой развлекательной программы не было, и только наша компания тренькала на гитаре. По трезвяне и куража не было.

Рано утром ходили встречать рассвет на местные достопримечательности: огромные камни, нагромождение которых возвышалось над джунглями и отделяло уютную бухту от пролива между островами. Фотосессию невольно испортили облака, закрывшие встающее из моря солнце.

 

 

  Кстати, на эти булыжники я с Леной забирался предыдущим вечером хоронить ее безвременно выпавший зуб. Зуб выпал во время трапезы в едальне, и хозяйка пожелала  предать его земле  в красивом и пафосном месте.

 

  В быстро сгущавшихся сумерках, по шатким мостикам, перекинутым через провалы между камнями, мы поднялись на верхнюю площадку, нашли щелочку в скале и, разрыв нанесенную бурями и штормами землю и мусор, упокоили Ленкин зубик в самом романтичном месте на земле, над лазурной бухтой с видом на закат. Лена всплакнула  и поклялась каждый год возвращаться и проведывать зуб. Аминь.

 

 

  Интересная традиция расклинивать палочки в щелях между огромных камней. Кажется, что от потери равновесия и падения в голубую глубь лагуны булыжники удерживают только эти щепочки. Мы  тоже расклинили свою тростинку под серое, шершавое, нагретое за день брюхо останца, внеся свою лепту в равновесие этого маленького мира.

 

Такое ощущение, что в этот вечер с нами произошло что-то важное…

Заодно пофоткали чумовой закат.

 

 

   Территория кемпинга была густо заселена всякой живностью. Под туалетом, стоящим на сваях, жил довольно большой, метра полтора, варан, который пугал посетителей толчка, выбегая из-под лестницы. Я даже вздрогнул в первый раз и окатил его водой из шланга, которым смывал песок с ног перед входом. Потом ничего, привык.

По стволам деревьев вверх-вниз сновали шустрые белки с пушистыми хвостами.

  В кронах деревьев вниз башками гирляндами дневали летучие мыши или лисицы – судя по их размерам.

 На земле властвовали крысы.  Они были везде – это отвратительно. Куда смотрит их санэпидем служба? Или в заповеднике и их охраняют?

 Вероятнее всего их нельзя травить, потому что дохлых крыс съест варан и тоже сдохнет, а посетители туалета лишатся такого необходимого аттракциона.

Ленка боялась крыс до ужаса и вздрагивала от каждого шороха. По территории лагеря я водил ее за руку с закрытыми глазами, как слепую.

 

   Так вот. С утра в это райское место начинали прибывать спидботы с Пхукета и соседних островов, набитые туристами, жаждущими прикоснуться к нетронутой цивилизацией природе (хотя мы ее уже потрогали, но мы же – не цивилизация :D).

 

 

  Турье было самое разнообразное: дебелые немцы в наколках, белозубые америкосы с силиконовыми блондинками, миниатюрные японцы, непрерывно снимающие все происходящее с ними на дорогущие камеры и фотики с объективами размером с тарелку, ну и наши обгорелые соотечественники с Пхукета, отличающиеся рыхлым, пузообразным, сиськовисящим телосложением.

 

 Стремительные спидботы, ловко управляемые смуглыми тайцами, рыча четырьмя двухсот пятидесяти сильными (в сумме 1000 л.с) моторами на малом ходу, двигаясь вперед кормой, выгружали туристов прямо на пляж и тут же отходили в глубь лагуны , уступая место другим судам.

 

 

   Вся эта галдящая толпа, увлекаемая в разные стороны гидами, группами разбредалась по острову.

 Одни поднимались в гору на камни, часть из них купалась, другим накрывали ланч в столовке, и они кормились.

 

  Чтобы управлять всем этим туристическим стадом у каждого гида был свисток своей тональностью. Высаживая на остров, они предупреждали свою группу: «У вас есть ровно один час на осмотр острова, еду и купание. Когда я свисну три (пять, один) раз в этот свисток всем вам надо собраться на пляже и подняться на спидбот. Ждать никого не будем. Опоздавшие будут добираться до Пхукета за свой счет».

 Вообще, экскурсия на Симиланы, как нам рассказали русские, стоит 4800 бат на человека, то есть больше 150 $ США!!! И  за такие деньги их гоняют по жаре, как скотину.

 Экскурсия включает в себя переход на спидботе с Пхукета до Симилан, где-то 80-100  км и обратно, посещение трех островов, питание и плавание в нескольких лагунах с маской и трубкой в спас жилете.

 

  Гид говорит, что в этой лагуне размножаются черепахи, и все лезут в воду, глазеть на черепах, но везет редко кому, ведь черепахи пугливые, и сразу уходят на глубину.

 

 

  Мне повезло поплавать с черепахой на глубине семь метров.

 

  В основном народ пялится на рыб-попугаев, хирургов и всякую мелочь, если повезет, увидят мурену или акулу.

 

  В общем, на их суматошном фоне мы, обладающие собственным транспортом в виде катамаранов и не ограниченные временем пребывания на острове, выглядели просто королями этих диких мест.

 

  Многие подходили и спрашивали, откуда мы, сколько стоит взять катамаран напрокат, сколько дней мы здесь и, услышав ответ, что это все наше, и мы ни за что не платим и сами выбираем, где и сколько будем жить, грустнели и откровенно завидовали нам…

 

 

 Одна пара даже поругалась: «А я тебе говорила, что не надо брать экскурсию у нашего гида, да за такие деньги, видишь, как нормальные люди-то отдыхают!»

 

Но самый  невоздержанный хохот начинался, когда гиды начинали свистеть, собирая группу.

  Отовсюду, спотыкаясь и падая, натягивая на ходу трусы, лифчики и купальники, из душевой, туалета, кустов и столовой, быстро доедая и допивая, таща из воды расшалившихся детей, суматошно бегая по пляжу, собирая разбросанные полотенца и игрушки, «отдыхающие» сбивались в кучку у линии прилива.

 

  Пятясь задом, подходил спидбот, и гид, пересчитывая всех по головам, последним подымался на борт. Катер, дойдя до глубокого места, взревев моторами, уходил на очередную точку экскурсии.

 

  Развалившись в тенечке столовки и лениво смакуя пивко, наша компания наслаждалась свободой, и кто-то обронил: «Собаки Павлова - все по свистку делают», - и мы радостно заржали :D.

 

 

 

99) День Советской Армии (23 февраля)

100) День рождения Наташки

101) Отъезд Наташки

102) Переход с Симилан до материка (60 километров)

 

 

103) Купание с кокосовым коктейлем

 

104) Ко Олак

 

                                      Бирма

 

  В Бирму я собирался с самого начала нашего путешествия, но мощная рука Деда повернула рули наших катамаранов от пограничного города Ранонга  на юг к Суринам, а манящая Мьянма осталась на севере. Но желание увидеть загадочную страну с непонятным политическим устройством осталось.

  Поэтому, когда, пресытившись робинзонадой на Симиланах, мы вышли в населенку на Ко Олаке, мысля, дремавшая три недели в моем прополосканном морем и просвеченном солнцем девственном мозгу, стала вновь выкристаллизовываться!

 

  Тем более, что разобрав катамараны и отмывшись в душе местного отеля, коллектив жаждал развлечений в виде посещения злачных мест Пхукета. Тратить оставшиеся дни на хождение по борделям и барам не хотелось, и, оставив вещи нашим друзьям, я сманил Ленку рвануть в таинственную страну налегке.

  Ленка, конечно, разрывалась, и на Пхукет хотелось, и в Бирму, но мои обещания приключений, перехода границы, разведки новой страны и последующего возвращения в Бангкок, убедили ее.

  Ура, едем вместе!

 

  До автобусной станции в Ко Олаке добрались на тук-туке за сто бат. Через полчаса пришел рейсовый автобус до Ранонга, забитый людьми, как банка шпротами. Мы ехали стоя в проходе часа четыре, Ленку мутило, и она уже жалела, что согласилась на эту авантюру.

  Отрыгнув потный, измученный народ на конечной станции Ранонга, автобус укатил. И тут мы стали свидетелями классического развода на деньги!

  В основном туристы приезжают в пограничный город продлить визу. Согласно тайскому законодательству каждому въехавшему в страну дается бесплатная виза сроком на 30 дней, и продлить ее можно только выехав из страны и снова вернувшись.

  Вот на этом и кормится местное жулье!

  Фаранги и дауншифтеры со всей округи, приехавшие продлить визу, попадают в хорошо отлаженную карусель выездного бизнеса. Их разбивают на группы, и с криками: - Виза! Виза! – гонят в турагентства, которые способствуют выезду и получению визы.

  За услуги просят 800 бат с человека и еще требуют показать купюру в десять долларов США для якобы уплаты въездной пошлины в Бирму. Причем десятка должна быть новенькая, не рваная и не мятая. Это было шоу!

  Осмотрев, обнюхав и отбраковав наши долларики, гид сказал держать их при себе и отдать ему, когда будем подходить к бирманской таможне.

  Он так бодро и заученно  тарахтел, что я сказал Ленке: - Это развод на бабки, давай подождем и оглядимся! –

  Увидев наше сомнение, гид в два раза увеличил скорость и громкость тарахтения (пиз…жа), но это возымело обратный эффект!

  Махнув на нас рукой, он загнал покорных дауншифтеров в подъехавший минивен и укатил.

  Невкусно пожрав, мы наняли двух мотоциклистов, которые за 80 бат отвезли нас на пристань, откуда по моим расчетам должен уходить паром в Бирму

.

  На грязной, вонючей площади перед пристанью мы попали во вторую волну помощников эмиграции. Здесь просили по 400 бат с человека.

  Отмахиваясь от назойливых тайцев, мы вышли на пристань, забитую длинными лодками с автомобильными моторами, и увидели грязную речку шириной метров триста. И за это они просят 400 бат! Хер им!

  Отстояв в небольшой очереди и просунув в окошко пограничнику наши паспорта, через минуту мы получили их обратно со штампом выезда из Таиланда.

  Возле нас терся беззубый дедок, который сказал: - Двести бат –

ОК и он показал рукой на лодку, в которую мы и сели.

 

  На дедка тут же наехала местная братва: - Типа демпингуешь папаша, клиентов уводишь! –

  Но старый вьетконговец оказался не робкого десятка и так на них заорал, что они враз отстали.

  На лодке деда стоял мерседесовский гребной винт, и мы поняли, что мужик в авторитете и повезет нас типа на шестисотом мерине!

 

  Развернувшись и дав по газам, дед уверенной рукой старого контрабандиста, повел лодку вдоль реки, оказавшейся заливом, за очередным поворотом которого мы увидели огромное водное пространство дельты Ранонга.

 

  До бирманского берега оказалось около шести километров по мутным волнам.

  Наша лодка, толкаемая вперед могучим мерседесовским винтом, рассекала мутные воды пограничной реки, из дымки тумана начали проблескивать завитки золоченых бирманских пагод.

  Ленка стояла на носу лодки, раскинув руки, и ветерок трепал ее выгоревшие волосы, а я, перекрикивая рев мотора, орал: «В эту ночь решили самураи, перейти границу у реки…»

 

  Через полчаса, пристав к убогому сарайчику на сваях с бирманским флагом, дед забрал у нас паспорта и ловко вскарабкался на мостки.

 

 Все формальности заняли меньше минуты и никаких новеньких десятидолларовых банкнот, с нас не взяли.  Обман и провокация – браво жуликам!

  Ну, здравствуй Мьянма – далекая и таинственная!

 

  Реальность быстро расколола сказку о загадочной стране ущельями узеньких, вонючих улиц, ведущих от пристани вглубь материка.

После сытого, чистенького Таиланда особенно бросалась в глаза нищета и убогость соседней державы.

 

  Наркотой торгуют прямо на пристани. Обкуренные мужики прям столбенели, увидев Ленку. Может, сожрать хотели? Типа на хавчик пробило!

  Увидев алчные глаза мотоциклистов, нацелившихся на Ленкин фотик, я забрал его и крепко намотав ремень на руку, понял, что ночь нам здесь не продержаться.

 

  Пофоткав на память о Бирме золоченые пагоды храмов, просящих милостыню буддийских монахов, ржавые автомобили без сидений и обойдя рынок с фиолетово-желтыми трупиками куриц, мы вернулись на пристань и сели в лодку с немецкой семейной парой.

  Немцы были настолько похожи друг на друга, что я спросил у него: - Дочь?-

- Жена – ответил он по-русски.

 

  Ребята жили в Таиланде четвертый месяц, и уезжать в холодную Германию не торопились.

  Заинтересовавшись нашими катамаранами, про которые мы им рассказали и показали фотки, они пригласили нас в гости в свой дом в Турции.

  Говорят: - Привозите летом катамараны, сходим на них на Греческие острова, а потом мы у вас их купим.

  На пограничном посту Бирмы на нас даже не обратили внимания, а вот на тайской стороне к нам в лодку залез тайский пограничник и стал вытряхивать наши рюкзаки и котомки на предмет наркотиков.

  Найдя в Ленкиной сумке тампон Оb, он жутко возбудился и стал орать на нее, изображая, что засовывает тампон себе в рот!

  Я догадался, что он подумал, что это новая упаковка для наркоты, и вежливо взяв его за руку, показал на Ленке, куда и для чего тампон на самом деле предназначен.

  Таец взвизгнул, с отвращением отбросил тампон и опрометью бросился с лодки.

  Ленка выкатила глаза: - Ты че меня перед людьми позоришь? –

  Я говорю Ленке: - Так-то за наркоту здесь смертная казнь – я тебе жизнь спасал!

  Немцы, поняв ситуацию, валялись от хохота!

  По возвращению в Ранонг, нам поставили визы еще на тридцать дней.

  С немцами мы расстались друзьями, обменявшись почтой.

  В общем, все путешествие в Бирму нам обошлось бат в 600 на двоих, а не в 1600 + $20, как требовали жулики!

 

 

  Сев в ночной автобус до Бангкока, мы с удивлением обнаружили прямо над головой сопло кондиционера, из которого свистел пронзительно ледяной воздух. На наши просьбы убавить напор нам предложили пледы.

  Во время движения поток холода только усилился!

  Мы надели на себя все что могли, обмотались пледами, шарфами и даже занавеской с окна – ни хрена не помогало!

 

  Чтобы Ленка смогла лечь на сиденье, я сполз на пол в проход и лег там. На полу было теплее, снизу грел двигатель, и я потихоньку согрелся.

  На остановке, встав с пола, я потрогал Ленку – она была уже твердая и синяя!

  Поняв, что до Бангкока доедет замороженный труп, я положил Ленку рядом с собой в проход и накрыл пледом.

  На остановках тайцы, ворча, переступали через нас, а мы, согревшись, так крепко заснули, что водила в Бангкоке чуть не пинками выгнал нас последних из автобуса!

  Продрав глаза и едва не оставив внутри все шмотки, мы выползли из этого холодильника в душные чернила ночного города.

  Поторговавшись с таксистом, за 300 бат доехали до любимого гестхауса на улице Рамбутри, и за 350 бат в сутки сняли номер с толчком и душем.

  Ну, здравствуй Бангкок – город контрастов и пид…ов (шучу)!

Гальваника (золочение сувениров) прямо на улице

Такого забора у нас не найдешь!

Оазис в аэропорту

Продолжение следует…